Версия для слабовидящих
Для родителей приемный день
  • Понедельник 08:00 - 12:00
  • Среда 15:00 - 18:30

+7 831 297-61-02
mdou.nn.114@yandex.ru

Муниципальное бюджетное дошкольное образовательное учреждение «Детский сад № 114 «Подсолнушек»

603138, город Нижний Новгород, улица Политбойцов, дом 17
8 (831) 297-61-02
Пн - Пт с 6.00 до 18.00

В нашей повседневной жизни в последние годы обнаружилось множество явлений, которые пришли в наш мир под руку со словами, которые их обозначают. Здесь и плюрализм, и дистрибьютор, и даже импичмент. 
Но есть одно явление, встречающееся куда как чаще, чем импичмент, для которого не нашлось звучного слова. С большой долей условности его можно назвать детским «воровством», не забыв о кавычках. 

О чём речь? О том, как дети тайком изымают у родителей и других взрослых деньги. Явление это само по себе не новое. Новизна проблемы состоит в чрезвычайной распространённости этого явления, которая обнаружилась в начале 90-х годов. Именно тогда на «телефонах доверия» и в психологических консультациях резко увеличилось число обращений родителей по поводу того, что они квалифицировали «как совершаемые их детьми действия». Что «воруют»? Не игрушки, нет – деньги. У своих родителей, бабушек, у зашедших в гости родственников, а то и будучи в гостях у знакомых. Вообще можно сказать, что в этой модели «воровства» стать его жертвой тем больше возможности, чем ближе мы к ребёнку. Это существенная характеристика детского «воровства», которая отличает его от воровства матёрого, свойственного взрослым и отчасти подросткам. 

Итак, какова же реакция? Обычно – это ужас, страх, который мы испытываем, когда рушится фундамент нашего бытия. Знаменательно, что ужаснувшиеся уверенно квалифицируют поступок ребёнка как воровство, именно так – без кавычек. 
Ребёнок, совершив кражу, как бы перелезает на другую сторону неразборной баррикады, вечно перегораживающей нашу страну. 

На фоне бурной эмоциональной реакции тотчас же – хотя все мы знаем, что важные решения надлежит принимать на трезвую голову, - следует наказание. И чем оно суровее (а бывают очень суровые), тем в большей мере оно закрепляет нашу первоначальную реакцию отвращения к ребёнку, которая теперь уже нужна для оправдания проявлений нами жестокости, которая иначе вызовет неуместное чувство вины перед ребёнком. Что же делать? Исследовать. 
Исследовать, исходя из идеи, что для взрослого человека нулевая реакция лучше, чем непродуманная. 

Родители маленьких «воров» крепко держатся за свою непогрешимость во всём, что связано с воровством, а это создаёт непреодолимую пропасть между ними и ребёнком, которая мешает увидеть поступок ребёнка ясно и в конкретных обстоятельствах. Попробуем уменьшить эту пропасть и зададим себе вопрос: совершал (а) ли я кражи, хотя бы маленькие? Ну, скажем, проехаться на трамвае без билета, позвонить с работы, то есть за казённый счёт, родственнику в Мелитополь, взять с той же работы пачку бумаги или гвоздь, нужный в домашнем хозяйстве. 

Теперь, видимо, время присмотреться к возможным объективным причинам, определившим расцвет детского, по преимуществу домашнего, воровства. Назовём причины «воровства» в случайном порядке. 

Давайте посмотрим, чем современный ребёнок отличается от того, какими мы сами были в детстве и психологически, и по социально-экономическим условиям. 
Возросшая привлекательность рынка товаров, ориентированных на детей. Начало «эпидемии» детского воровства совпало с появлением первых коммерческих киосков. 

Наличие собственных денег как фактор престижа в группе сверстников. Ранее это было не так важно. Бесконечные и, увы, бесплодные (то есть не приносящие наличности) разговоры о деньгах дома. Во всех этих разговорах деньги – это единственное, что понятно ребёнку, отсюда происходит фетишизация этого средства товарного обмена. 

Неосведомлённость ребёнка о финансовой жизни семьи: о принципах построения бюджета, источниках дохода, приоритетах трат и т.д. 

Неупорядоченность денежных отношений с ребёнком. В большинстве семей принято давать деньги ребёнку по целевому назначению, то есть на какую-то конкретную вещь, целесообразность покупки которой родители утвердили, а могли бы и не утвердить, будь у них другое настроение или ребёнок не столь красноречив. Другими словами, у детей нет денег, которые они могли бы тратить по своему разумению (может быть, и не совсем разумному). 

Итак, что же можно предпринимать после случившегося, а лучше бы до того, в качестве профилактики (это опыт некоторых семей, а отнюдь не директивы)? 

Самое лёгкое – хранить деньги и ценности, по крайней мере, не на виду. Став привычкой, это не будет для Вас морально обременительным и уменьшит риск детского «воровства», по природе своей импульсивного. 

Держать детей в курсе финансовой политики и практики семьи: как планируется и строится бюджет, что именно делают родители для того, чтобы дома появлялись хрустящие бумажки с картинками и на что они обмениваются. 

Выделить ребёнку некоторую сумму на его личные, нерегламентированные расходы, что-то вроде пенсии по временной нетрудоспособности (по малолетству). Сумма эта выдаётся в определённое время (раз в пять дней, неделю, месяц – по договорённости) независимо от школьных и прочих успехов ребёнка или его послушания. В противном случае это уже не пенсия, а премия и своего рода способ принуждения. 

И, наконец, самое трудное, эффективное и спорное – устроить ребёнку возможность самому хотя бы время от времени зарабатывать деньги на заранее обговорённых условиях: что – ему, что – в семью. 
Да, это очень трудно. Такая задача по плечу только таким сильным и могущественным людям, которыми для наших детей являемся мы – родители.

Наверх